Печать |
Назад

Холакратия – требование времени или неизбежная эволюция

24/10/2017 14:46

Мы уже не один раз читали в деловой прессе и публикациях различных «цифровых проповедников», о том, что традиционные финансовые организации обречены. В том числе и потому, что им мешает развиваться их собственная структура. Новые организации должны вытеснить их в ближайшие несколько лет, по мнению авторов это произойдет за счет скорости работы, гибкости и новых финансовых технологий. Правда, мы уже несколько раз видели, как указанные сроки прошли.

Традиционная вертикальная структура управления, которой большинство банков пользуется до сих пор, действительно показала, что в условиях перемен ее возможности ограничены. В первую очередь, она проигрывает в способности к трансформации и приспособлению к меняющимся условиям. То есть в том, что потенциально могло бы спасти ее «носителя». Кроме того, в ней есть слабые места с точки зрения распределения полномочий и способностей ее участников, а также скорости обнаружения собственных недостатков.

С другой стороны, такие модные сейчас среди стартапов «плоские» системы управления, построенные по принципу peer-to-peer, тоже имеют свои минусы. В их числе называют то, что они слишком «расслаблены», плохо структурированы, анархичны. Но самое главное – все критики указывают на их низкую бизнес-эффективность.

Приближение «нового мира» становится все очевиднее. Поэтому все активно ищут решение, которое позволит сохранить достоинства обоих принципов организации, не унаследовав их недостатков.

Холакратия предлагается как один из вариантов «среднего пути». С одной стороны, в ней есть хорошо структурированный подход к управлению задачами и проектами, четко определенные роли участников. С другой стороны, сохраняются дух и атмосфера равенства.

Идея холакратии основана на созданной в 1967 году Артуром Кёстлером концепции «холархии». Она состоит из автономных и самодостаточных единиц «холонов», при этом зависимых от более крупного целого, частью которого они являются. Модель организации, построенной на этой концепции назвали холакратией.

В отличие от традиционной модели управления, в холакратии главное значение имеют не должности, а роли. Каждый человек в структуре в определенный момент играет определенную роль. За время своей работы он может выполнять несколько ролей, а сами роли могут дорабатываться, исправляться и дополняться, как того требуют задачи, стоящие перед организацией.

Полномочия, в отличие от централизованной и жестко иерархической традиционной модели, распределены не по вертикали, а среди рабочих команд и ролей. Большинство решений принимается локально, в рамках команды.

Структура организации не жестко прописана и не утверждена сверху. Вместо этого она путем малых изменений адаптируется и дорабатывается под решение конкретных задач и меняющееся окружение. Она постоянно старается быть такой, чтобы наиболее эффективно «выживать» и находить решение для текущих задач.

Основная структурная единица холакратии называется «круг». Он объединяет и интегрирует множество ролей и, в свою очередь, распределяет роли внутри себя или формирует дополнительные второстепенные «круги» для решения задач. Между «кругами» существует своя иерархия и одни круги могут быть над другими. Но внутри каждого «круга» решения принимаются демократически, отталкиваясь от исполняемых ролей и задач, а не по воле единственного начальника замкнутого подразделения.

Правила, которыми управляется организация, прозрачны и едины для всех ее участников. Им следуют в любой ситуации, что обеспечивает равенство.

В рамках базовой модели холакратии могут применяться самые разные системы оценки эффективности, что очень похоже на взаимодействие современной операционной системы и приложений. Но ни в одном случае в системе не появится один человек, который будет управлять, назначать и оценивать другого человека, как это бывает в традиционной модели «начальник-подчиненный».

Если сотрудник хочет что-то изменить – ему не надо обращаться к вышестоящему и убеждать его, что проблема есть и ее надо решать. Вместо этого он обращается к своему «кругу» и просит назначить его ответственным за решение проблемы. В результате лидерство распределено внутри организации и не мешает ей работать, а иерархия не демотивирует сотрудников.

Такой подход позволяет быстрее идентифицировать проблему и найти ее эффективное решение. Гибкость структуры позволяет с гораздо меньшими потерями адаптироваться к меняющимся условиям внешней среды.

Сегодня в мире финансов происходят действительно глобальные перемены: от изменения «правил игры», таких как директива MIFID II или инициатива PSD2, до новых форматов обслуживания и контакта с клиентом. Поэтому гибкость и скорость реакции становятся критически важны. Холакратия в перспективе может стать для кого-то козырем, обеспечивающим завоевание преимущества на рынке, а какие-то организации может спасти от небытия.

Стоит отметить и еще одну интересную особенность. Несмотря на почтенный возраст концепции (база была заложена еще полвека назад) ее полноценная реализация на практике становится возможной только сегодня. И только благодаря новым технологиями коммуникации.

Поскольку любая структура это, в первую очередь, та или иная форма организации общения между её участниками, изменение формата и технологии коммуникации меняет структуру и принципы ее функционирования.

Сегодня мы постоянно пользуемся совместным управлением электронными документами, несколько человек редактируют один и тот же файл. Сокращение или полный отказ от бумажного документооборота позволяют вести более плотный и все менее «вертикальный» обмен информацией. Все чаще применяются цифровые методы в оценке эффективности работы сотрудников и подразделений. Решения принимаются, основываясь на анализе больших массивов данных сразу несколькими подразделениями, а показать результаты помогают интерактивные системы визуализации данных – которые позволяют увидеть сразу несколько аспектов одной и той же ситуации. Обсуждение многих проблем идет на онлайн-конференциях, соединяющих сотрудников в рабочие группы - при том, что между ними может быть несколько часовых поясов и несколько ступеней в традиционной иерархии.

Все это следствие развития технологий. Они разрушают временные или географические, а вместе с ними традиционные иерархические и организационные барьеры за счет изменения формата общения внутри организации. То есть даже классическая вертикальная структура, составленная из изолированных подразделений, сегодня становится все более горизонтально связанной и гибко организованной по функциональному признаку.

Все перечисленное приводит нас к одной интересной гипотезе. Вполне возможно, что развитие средств коммуникации и обработки данных заставит организации эволюционировать в сторону одного из вариантов модели холакратии. Не идеального, разумеется, но хорошо узнаваемого.

И этот процесс будет довольно быстрым. Он пойдет не «сверху», решением руководства, и не «снизу», а «изнутри», по-другому уже не будет получаться эффективно работать. Получается, что технологии буквально обрекают нас на такой вариант развития. А те, кто не захочет двигаться в этом направлении, будут терять эффективность и постепенно уходить со сцены.

У концепции холакратии есть много сторонников и едва ли не больше яростных критиков. Кто из них прав - выяснится в ближайшем будущем. Но уже можно отметить, что как принцип организации она неплохо стыкуется с децентрализованным цифровым будущим, которое пророчат миру финансов.

В нем проблема подлинности (и доверия в целом) решается не тем, что их подтверждение возлагается на какие-то властные структуры, компании или отдельных личностей, а «встраивается» в саму технологию денег. Криптовалюты и технология блокчейна выводят нас на совершенно новый уровень: все может быть проверено и доказано, исключая возможность манипуляции, создавая новый уровень прозрачности и заметно сокращая иерархию взаимодействий.

В таких условиях доверенный посредник – одна из ролей, которую банки всегда считали «своей» - становится фактически не нужен, поскольку «доверие» становится четкой и исчислимой величиной. И это только начало. Дальше финансовая вселенная будет меняться еще сильнее. Выживать в ней будут только те, кто не будет сам себе мешать меняться.

Оливер Брамуэлл

Последние новости